Историк, революционер, общественный деятель
Книги > Русская история в самом сжатом очерке >

Борьба Москвы с Новгородом

Географическое положение Новгорода; Заволочье, меха и серебро, европейские связи Новгорода; связи с «низом» (стр. 34–35). Состав населения; городская демократия; крепостное крестьянство (стр. 35–36). Борьба Москвы и Новгорода из–за Заволочья; слабые стороны Новгорода, сильные — Москвы, исход борьбы — Москва становится всероссийским торговым центром (стр. 36–37).

Новгород сделался большим торговым центром гораздо раньше, нежели Москва, тоже благодаря своему выгодному географическому положению.

Новгород стоял на узле водных путей, которые вели к Балтийскому морю. Рекою Волховом, Ладожским озером и р. Невою он связан с самым восточным заливом этого последнего — с Финским, а притоками Ильменского озера, из которого вытекает Волхов, он связан с верховьями Волги, откуда по небольшим «волокам», т. е. перешейкам между реками, легко было передвигать товары к Новгороду.

В то же время сеть рек и озер к северо–востоку от Ладожского озера, Онеги, Онежского озера и т. д. связывала его с Поморьем и с областью Северной Двины. Северная Двина, так называемое Заволочье, т. е. страна, находящаяся по ту сторону волока (между Волгою и Северной Двиной), самого большого перешейка, какой знали новгородцы, стала первой новгородской колонией. Эта колония доставляла новгородцам один из самых ценных предметов внешней торговли, именно меха, которыми Новгородская область снабжала всю Западную Европу, а с другой стороны, с самого восточного конца этого Заволочья, с Урала, до которого доходили новгородские колонизаторы (основавшие между прочим Вятку), новгородцы получали серебро. Тогда драгоценных металлов было очень мало, и обладание драгоценными металлами было настолько важно, что уже это одно придавало значение тому или другому городу, даже если он не был очень выгодно расположен географически. Например в средней Германии выдвинулся совсем незначительный городишко Гослар только потому, что вблизи него в горах Гарца добывали тогда серебро и настолько в незначительном количестве, что теперь эти серебряные рудники совершенно заброшены, тогда же они имели большое значение, потому, повторяю, что драгоценных металлов в Европе до открытия Америки было очень немного, а торговый капитал в них нуждался.

Владея ценными товарами и главным орудием средневекового обмена — серебром, Новгород завязал тесные сношения с торговыми городами прибалтийской и рейнской Германии — с Ганзейским союзом. В Новгороде постоянно жили ганзейские купцы, имели там свои торговые дворы и склады. Новгород таким образом был единственный русский город того времени, находившийся в непосредственной связи с Западной Европой. Благодаря этому в Новгороде больше чувствовалось влияние западноевропейской культуры. Это отражалось и в искусстве (например знаменитые «Корсунские врата» новгородской св. Софии, главного новгородского собора, сделанные в Германии), и в религии (секты стригольников и жидовствующих, проникавшие в Новгород из Западной Европы), и в обиходе — богатые новгородцы одевались во фландрские (теперешней Бельгии) сукна, и т. д. Благодаря торговле в Новгороде раньше, чем в какой–нибудь другой части русской земли, начинает складываться торговый капитал, т. е. средство обмена сосредоточиваются в немногих руках. Такими первыми в России богачами были новгородские бояре, новгородские феодалы, землевладельцы, которые грабили не столько других феодалов, сколько богатое Заволочье, и являлись его первыми колонизаторами и завоевателями (вроде того, как впоследствии испанцы в Америке). Обменивая на деньги награбленное, эти богатые новгородские бояре давали потом деньги взаймы купцам, более мелким торговцам, которые снабжали западноевропейскими товарами лежавшие южнее русские земли, теперешние Московскую и Ивановскую области, и за это получали сырье, и особенности хлеб, необходимый новгородцам.

Новгород, укрепившийся благодаря этой торговле, как видим, тесно был связан с будущими владениями московского великого князя.

Кроме бояр и купцов, которые составили верхний слой новгородского населения, в нем еще более, чем в Москве, сосредоточилось много ремесленников, мелких торговцев, лавочников и т. д., составлявших население этого города, делившегося на пять концов, или больших кварталов. Кем они были населены, показывает их название: один назывался «Плотницкий», другой — «Гончарный» и т. п. Все это население было необходимо большому торговому городу, и по этой причине оно скоро завоевало себе самостоятельность, какой не имело население других городов, бывших столицами крупных феодалов. Боярам и купцам было выгодно, даже необходимо некоторое спокойствие в городе и его ближайших окрестностях, иначе иностранцы не стали бы туда ездить. В противоположность остальной феодальной России, в Новгороде был некоторый порядок. Дорожа этим порядком, новгородские капиталисты вынуждены были итти на некоторые уступки населению, которое было им необходимо. Такой порядок установился не только в Новгороде, но и во всех больших торговых городах средневековой Европы. Всюду необходимость более прочной торговой организации приводила к тому, что низшие классы населения, в феодальных имениях совершенно порабощенные, в городе приобретали некоторую свободу. Так образовалась французская коммуна, так образовались немецкие городские общины, возникло так называемое «магдебургское право» с разными привилегиями для горожан и т. д.

Это вовсе не значит, что новгородская земля была свободной. Наоборот, сельское население Новгородской области, именно благодаря тому, что эта область шла впереди других частей России по своему экономическому развитию, больше эксплоатировалось. В Новгородской области смерды раньше, чем в других местах, начинают становиться крепостными в настоящем смысле слова, т. е, прикрепляются к земле и к своему владельцу. Но они были крепостные не только своего барина, а и всей новгородской общины. Город Новгород был каким–то огромным барином, который сидел над всею новгородскою землею. Население этой земли таким образом вовсе не было заинтересовано в том более или менее свободном порядке, который существовал в самом городе.

Этот город хотя на словах и подчинялся князьям, на деле был республикой, он назначал и сменял своих президентов — посадников, своего главнокомандующего — тысяцкого, судей, начальников отдельных областей и т. д. Но во всех делах принимало участие только городское население в тесном смысле слова. Так было, повторяю, всюду, не только у нас в Новгороде, но и во всей Западной Европе, во всех торговых городах. Городской воздух делал человека свободным, и во многих городах существовало даже правило, что человек, проживший в городе год и день, уже в силу этого становится свободным. Но за городской чертой уже начиналась феодальная порабощенная страна.

Московская буржуазия очень завидовала новгородской буржуазии. По мере того, как Москва становилась большим городом, ее торговцам все больше и больше хотелось забрать в свои руки все барыши, какие можно было забрать на русской земле. В Москве тоже начал складываться торгоовый капитал, т. е. средства обмена начали сосредоточиваться в немногих руках. Отсюда постоянные столкновения Москвы и Новгорода, предлоги для которых были разные, но настоящая причина была одна: Москва хотела отнять у Новгорода богатое Заволочье с его мехами и серебром. В этих столкновениях перевес все более и более склонялся на сторону Москвы, потому что Москва, под предводительством московского князя, забиравшего себе «под руку» всех остальных князей, представляла собой могущественную военную силу, которая управлялась из одного центра, силу, тем более грозную, что к ее усугам была татарская конница, которой в это время боялась вся Россия, а в Новгороде ничего этого не было.

Мы уже упоминали, что сельское население Новгородской области вовсе не было заинтересовано в защите Новгорода, потому что оно ничего доброго от его господства не видело и ему было все равно, этому сельскому населению, под чьей властью быть — Новгорода и его бояр или бояр Москвы и московского великого князя. Мы видели также, что и в господствующих классах новгородского населения не было единодушия. Независимость Новгорода главным образом отстаивало новгородское боярство, опиравшееся на низы городского населения, новгородское же купечество было заинтересовано в том, чтобы поддерживать хорошие отношения с «низом» (как называлось Поволжье, потому что Волга от Новгородской области течет вниз). Торговля на «низу» была главным промыслом новгородского купечества, и всякая война с Москвою лишала новгородское купечество всех источников барышей: купечество, т. е. весь средний класс Новгорода, поэтому очень вяло поддерживало бояр. Благодаря этому после целого ряда войн Москва справилась с Новгородом, московский великий князь подчинил себе северные торговые центры (кроме Новгорода, крупное торговое значение приобрел его «пригород» Псков), сделался там таким же хозяином, как и на берегах Москва–реки, сейчас же показал, чьим орудием он был в этой борьбе, закрыв в Новгороде торговые дворы и переведя новгородских и псковских торговых людей на «низ», а на место их прислав несколько сотен московских купцов. После этого московская буркуазия стала полной хозяйкой в деле торговли на всем пространстве тогдашней русской земли. Образовалось из всех мелких феодальных владений и вольных городов на северо–западе одно огромное Московское царство.

от

Автор:


Поделиться статьёй с друзьями:

Для сообщения об ошибке, выделите ее и жмите Ctrl+Enter
Система Orphus