Историк, революционер, общественный деятель
Исследования >

«Жму сердечно руку. Преданный Вам, Троцкий»

Неизданные письма Л. Д. Троцкого к М. Н. Покровскому свидетельствуют о том, что в 1913–1914 гг. Троцкий принимал программу пролетарской культуры, выдвинутую А. А. Богдановым и группой «Вперед», как основу для объединения российской социал–демократии, и рассчитывал, что ее основные положения будут поддержаны пролетариатом национальных меньшинств.

В личном фонде М. Н. Покровского в РГАСПИ хранится несколько писем Л. Д. Троцкого по издательским делам, относящихся к 1913–1921 гг. Эти письма, на наш взгляд, представляют собой важное дополнение к характеристике взаимоотношений двух весьма значимых государственных деятелей советского периода и добавляют интересные штрихи к портрету каждого из них. Кроме того, они помогают расширить традиционные представления о культурной революции в России: ее временных рамках, движущих силах и главных персонажах.

Знакомство и сближение Троцкого и Покровского относится к периоду первой русской революции. Оба они принадлежали к радикальному течению в социал–демократии и находились в эпицентре социалистического эксперимента: Троцкий — в Петрограде, Покровский — в Москве. Осенью 1905 г. Троцкий был председателем Петроградского Совета рабочих депутатов, Покровский — одним из руководителей лекторской группы МК РСДРП. Они встретились в мае 1907 г. на V съезде РСДРП в Лондоне. Оба выступали с «левых» позиций. Покровский (под псевдонимом Домов) активно представлял крыло большевистской фракции, которое находилось под влиянием А. Богданова и не видело для социал–демократии перспектив в думской деятельности, Троцкий отстаивал возможность социалистической революции в России, связывая ее перспективы с ускоренной радикализацией «мелкобуржуазных» ремесленных слоев, широко представленных в российских городах этническими меньшинствами, которые в силу экономических и политических причин должны были перейти на позиции пролетариата [25, с. 52–55]. Так, или иначе, их взгляды в это время были уже далеки от марксистской школы Г. В. Плеханова. После поражения революции оба эмигрировали: Троцкий оказался в Вене, Покровский — сначала в Гельсингфорсе, затем — в Париже. Покровский печатался в редактируемой Троцким газете «Правда», издававшейся в Вене в 1908–1912 гг., а позднее — в интернационалистской газете «Наше слово», издававшейся в 1915 г. в Париже. В конце 1913 г., когда возникла идея издания легального марксистского журнала в России, Троцкий обратился к Покровскому с предложением о сотрудничестве.

Основная часть писем, отправленных им в 1913–1914 гг. из Вены в Париж, где проживал Покровский, посвящены именно этому сюжету.

Перед новым журналом стояла задача помочь русскому рабочему движению использовать результаты интернационального социалистического опыта. «Поставленное на партийных началах наше издание вправе рассчитывать на поддержку национальных и окраинных организаций», — добавляли авторы [16, л. 3]. Показательно, что в качестве «истинных» марксистов, по выражению Троцкого, в журнале должны были выступить, в основном, представители австромарксизма, активно разрабатывавшие национальный вопрос.

Троцкий предложил Покровскому вести исторический отдел. Выбор кандидатуры был не случайным. Для Покровского–историка период эмиграции, несмотря на оторванность от академических кругов, оказался очень плодотворным, что вполне объяснимо: для его работ этого времени характерен откровенный нигилизм в отношении русской монархии и церкви. Заключив договоры с издательством «Мир» [4], он создал два крупнейших своих произведения — 5-томную «Русскую историю с древнейших времен» (1913–1915) [20] и «Очерк истории русской культуры» (ч. I, 1914) [21].

Письма демонстрируют Троцкого как великолепного психолога, который мог найти подход к каждому. Предложение Троцкого о сотрудничестве в новом журнале содержит целый арсенал аргументов, являя собой образец красноречия, и может служить методическим пособием по убеждению сомневающихся [12, л. 3–11].

Почему участию Покровского в журнале придавалось такое большое значение? Инициаторы издания пытались собрать в нем лучшие литературные силы «левых» марксистов вокруг конструктивной программы. Такая программа культурной революции была у «впередовцев» [1], отсюда — стремление привлечь к предприятию «впередовских» оппонентов Г. В. Плеханова и В. И. Ленина. Покровский считался «впередовским» автором. Темы, которые предлагал ему Троцкий, соответствовали назначению журнала: от Покровского ожидали статей методологического характера с критикой как официозной, так и либеральной историографии.

К изданию удалось привлечь и А. В. Луначарского, который принял приглашение со свойственной ему восторженностью и оптимизмом, усматривая в этом событии признак признания в партии «впередовской» программы. «Троцкий начал издание общепартийного с–д. журнала и предложил нам широкое сотрудничество без ограничений. Этим я тоже воспользуюсь», — сообщал он в январе 1914 г. в одном из писем [13, л. 3]. «Очерки о пролетарской литературе» Луначарского выйдут в нескольких номерах «Борьбы» [8]. Принял предложение и секретарь женевского кружка П. И. Лебедев–Полянский [18]. Больше всех мог интересовать Троцкого, конечно, А. А. Богданов, который, однако, отнесся к затее легального «рабочего» журнала настороженно. «Какой странный предполагается в Петербурге журнал — «Борьба». Едва ли хорошо теперь устраивать такую кашу…», — писал он, но отмечал при этом: «Родственное нам всех оттенков несомненно пребывает в состоянии кристаллизации» [14, л. 2].

Новые культурные ориентации можно проследить по всем разделам журнала. Например, под рубрикой «Среди петербургских рабочих» была помещена статья В. М. Величкиной (Бонч–Бруевич) об обществах «Наука и жизнь» и «Знание» [2].

Тираж первого номера журнала был конфискован из–за статьи «Историческое десятилетие (1904–1914)». Статья была написана в стиле пророческого обличения, слово «кризис» в заключительной части повторялось на трети страницы шесть раз. Из писем Троцкого следует, что Покровский не был автором этого текста, хотя на его имя рассчитывали [12, л. 6]. Ему принадлежала незавершенная серия статей «Из истории общественных классов в России», в которой ему поручалось дать классовую интерпретацию русской истории [22]. Из–за статьи о пьяном бюджете, в которой российское государство обвинялось в одном из главных пороков общества, представлявшем особую опасность для рабочих, — алкоголизме [3] — был наложен арест и на второй номер журнала, а редактор В. Г. Ядров — привлечен к судебной ответственности.

Особенностью журнала «Борьба» было обращение к определенной аудитории — читающим городским ремесленным и полупролетарским низам. Специфический колорит проявлялся во многом: в особом внимании к обсуждению национального вопроса, в информации о профессиональных союзах приказчиков, конторщиков и фармацевтов, в объявлениях и рекламе, в некрологах. Скорее всего, именно этим можно объяснить долгие уговоры и сдержанное отношение Покровского (как и Богданова) к перспективам, предлагаемым этим изданием. «Впередовцы» всегда боролись за «классовую чистоту» пролетарской идеологии и опасались мелкобуржуазности. В № 5 было опубликовано их заявление о стремлении отстаивать свои особые идейные позиции, но реализовать это помешало закрытие журнала.

Весной 1914 г. между Троцким и Покровским переписка велась в новом формате. В нескольких строках на почтовых открытках Троцкий напоминал Покровскому о высылке материалов. Тон этих записок, несмотря на настойчивость, сквозившую в их тексте, был по–прежнему очень доброжелательным. С началом войны, когда издание журнала прекратилось, переписка стала менее интенсивной, но не прервалась.

В 1915 г. Покровский, находясь по–прежнему в Париже, занялся организацией корреспондентской части горьковской «Летописи» и отошел от сотрудничества с газетой «Наше слово». В одном из писем Троцкий уговаривал Покровского вернуться к сотрудничеству с газетой. Покровский советовался с Троцким по поводу отдельных авторов для издательства «Парус», которое уполномочило его собрать и отредактировать серию брошюр о зарубежных странах и мировой политике. Речь, в частности, шла о Г. Е. Зиновьеве. Зиновьев в то время пытался привлечь Покровского к сотрудничеству в изданиях, контролируемых сторонниками Ленина, и одновременно пытался выйти через Покровского на солидных издателей и получить заказ на литературную публицистику от «Паруса» [15]. О литературных способностях Зиновьева, как видно из письма, Троцкий отозвался весьма пренебрежительно [12, л. 17].

Переписка Троцкого с Покровским касалась не только издательских дел, но и других вопросов. В некоторых письмах сквозит неприязненное отношение к Ленину. Интересно, что этот компрометирующий Троцкого материал Покровский сохранил, тогда как свидетельств о его собственной критической позиции в отношении Ленина его личный фонд в РГАСПИ, конечно, не содержит. В одном из недатированных писем высказывается просьба Троцкого об оказании помощи М. К. Владимирову — бывшему редактору «Борьбы» [11, л. 17].

И, наконец, — письмо Троцкого на бланке со штампом Председателя Реввоенсовета республики, датированное 1 октября 1921 г., выдержано в холодном, совершенно официальном тоне. Троцкий в это время — председатель Реввоенсовета республики, Покровский — заместитель наркома просвещения и председатель Архивной комиссии ЦИК РСФСР. Речь идет о публикации дипломатических документов из архивов Министерства иностранных дел [12, л. 17]. Куда исчез теплый, лирический тон? Напротив, теперь Троцкий — суров и непререкаем. А еще через несколько месяцев Покровский начнет известную дискуссию с Троцким, обвинив его в неверной трактовке роли государства в российской истории и «мелкобуржуазном уклоне» [24, 27]. Охлаждение отношений и взаимное разочарование, как известно, произошло уже после участия Троцкого в мирных переговорах в Брест–Литовске зимой 1917 — весной 1918 гг. Покровский с ужасом воспринимал подписание мира и роль Троцкого оценивал как «геростратовскую» [28, с. 124]. Что заставило Покровского заявить о том, что теория Троцкого «не марксистская» и «не пролетарская», что привело к острой, отнюдь не дружеской борьбе между ними, еще предстоит выяснить. Но в 1913–1914 гг. Троцкий формулировал заказ на историческую публицистику, которая должна была стать одним из орудий культурной революции в России. Это демонстрируют материалы журнала «Борьба» за 1913–1914 гг. и представленные ниже письма.

Список литературы:

  1. Богданов А. А. Культурные задачи нашего времени. — М.: М. С. Дороватовский и А. Чарушников, 1911. — 92 с.

  2. В. П.(Вера Перова). В культурно–просветительных обществах//Борьба. — 1914. — № 2. — С. 33.

  3. Государство и народное хозяйство (Бюджет и водка)// Борьба. — 1914. № 2. — С. 3–8.

  4. Гуковский А. И. Как создавалась «Русская история с древнейших времен» М. Н. Покровского // Вопросы истории. — 1968. — № 8, 9.

  5. Иоффе А. М. Издательская деятельность большевиков в 1905–1907 гг. — М.: Книга, 1971. — 256 с.

  6. Историческое десятилетие // Борьба. — 1914. — № 1. — С. 7–11.

  7. Кагарлицкий Б. Разгадка сфинкса. Забытая история Михаила Покровского [Электронный ресурс]. — Режим доступа: [rulife.ru/index.php?mode=article&artID=872]

  8. Луначарский А. В. Очерки о пролетарской литературе // Борьба. — 1914. — № 1. — С. 23–27; № 3. — С. 20–24.

  9. Милюков П. Н. Величие и падение Покровского. Подготовка публикации, введение и примечания М. Г. Вандаковской// Вопросы истории. — 1993. — № 4. — С. 114–126.

  10. От редакции // Борьба. — 1914. — № 1. — С. 3–7.

  11. Памяти М. Н. Покровского. — М.: Парт. — изд. тип. «Образцовая», 1932. — 80 с.

  12. Письма А. Д. Троцкого М. Н. Покровскому по издательским делам. 1913–1921 // РГАСПИ. — Ф. 147. — Оп. 2. — Д. 3. — 19 листов.

  13. Письмо А. В. Луначарского — Лебедеву–Полянскому. Париж. Январь 1914 г. // РГАСПИ. — Ф. 436. — Оп. 1. — Д. 193.

  14. Письмо А. А. Богданова в женевскую группу «Вперед» (Лебедев–Полянский, Филия, Цхакая). Москва. 22 января 1914 г. // РГАСПИ. — Ф. 436. — Оп. 1. — Д. 193.

  15. Письмо Г. М. Зиновьева — Покровскому. Берн. 12 ноября 1914 г. // РГАСПИ. — Ф. 147. — Оп. 2. — Д. 4. — Л. З.

  16. Письмо организационной группы по созданию марксистского рабочего журнала М. Н. Покровскому // РГАСПИ. — Ф. 147. — Оп. 1. — Д. 75.

  17. Письмо Покровского — Богданову (копия, направленная Богдановым Горькому 3 марта 1909 г.) // М. Горький: неизданная переписка. — М.: Наследие, 2000. — С. 43–45.

  18. Письмо редакции журнала «Борьба» (от М. К. Владимирова) в Женеву (Лебедеву–Полянскому) по издательским делам 24 мая 1914 г. // РГАСПИ. — Ф. 436. — Оп. 1. — Д. 201.

  19. Покровский М. Н. Экономический материализм. — СПб.: Тип. торг, дом А. Печковский, П. Буланже, 1906. — 38 с.

  20. Покровский М. Н. Русская история с древнейших времен. В 5-ти тт. — М.: Мир, 1913–1915.

  21. Покровский М. Н. Очерк истории русской культуры. 4.1–2. — М.: Мир, 1915–1918.

  22. Покровский М. Н. Из истории общественных классов в России // Борьба. — 1914. — № 1–5.

  23. Покровский М. Н. Ответ т. Троцкому// Красная новь. — 1922. — № 3.

  24. Покровский М. Н. Троцкизм и «Особенности исторического развития России» // Коммунистический Интернационал. — 1925. — № 3(40). — С. 21–22.

  25. Протоколы V съезда партии. Май–июнь 1907 / Под ред. Е. Ярославского / ИМЭЛ. — М.: Партиздат ЦК ВКПб, 1935. — 560 с.

  26. Троцкий Л. Д. Об интеллигенции // Литература и революция. — М.: Политиздат, 1991. — С. 258–273.

  27. Троцкий Л. Об особенностях исторического развития России (Ответ М. Н. Покровскому)//Троцкий Л. 1905. 4‑е изд. — М., 1923. — 230 с.

  28. Чернобаев А. А. «Профессор с пикой», или три жизни историка М. Н. Покровского. — М.: Литература, 1992. — 235 с.

от

Автор:

Источник:

Публикуется по: cyberleninka.ru


Поделиться статьёй с друзьями:

Для сообщения об ошибке, выделите ее и жмите Ctrl+Enter
Система Orphus