Историк, революционер, общественный деятель
Исследования >

Структура и руководство Института красной профессуры в 1920‑е годы

В статье рассматривается структура Института красной профессуры, занимавшегося подготовкой преподавателей по общественным наукам в 1920‑е гг. В частности, показано, какие отделения существовали в ИКП, как было организовано руководство институтом. Так же отмечается характерная для 1920‑х гг. большая роль студенческих организаций в решении вопросов, связанных с деятельностью ИКП.

После прихода к власти перед большевиками стояла задача преобразования научных и учебных заведений в духе требований пролетарского государства. Главная проблема при осуществлении этой реорганизации состояла в обеспечении учебных заведений преподавателями–марксистами, прежде всего по общественным наукам. Для ее разрешения в Москве в 1921 г. был открыт Институт красной профессуры (ИКП) [3].

До 1928 г. институт состоял в ведении Государственного ученого совета (ГУС) Наркомата просвещения, затем перешел в подчинение ЦИК СССР [6, с. 414]. Председателем ГУСа Наркомпроса в 1920‑е гг. был М. Н. Покровский. Кроме того, деятельность Института красной профессуры (как и других научных и учебных учреждений) находилась под контролем Агитационно–пропагандистского отдела ЦК РКП(б) — ВКП(б). В Агитпроп ЦК партии руководство ИКП присылало протоколы заседаний Правления, мандатной комиссии, программы отделений, отчеты о работе [12. Оп. 60. Д. 65. Л. 12; Д. 502. Л. 65; Ф. 147. Оп. 1. Д. 35. Л. 8]. На заседаниях Секретариата и Оргбюро ЦК партии рассматривались и утверждались учебные планы, правила приема, состав преподавателей и слушателей, вопросы о распределении выпускников и многие другие (вплоть до урегулирования проблемы о возможности пользования икапистами библиотекой Института К. Маркса и Ф. Энгельса).

Во главе института стоял ректор, при котором действовало Правление. В 1920‑е гг. ректором ИКП был известный историк–большевик с дореволюционным стажем Михаил Николаевич Покровский. В разные годы состав правления менялся. В конце 1920‑х гг., помимо ректора, в него входили: проректор по учебной части, проректор по административно–хозяйственной части, секретарь института, один представитель от преподавателей, два представителя от слушателей, а также заведующие отделениями ИКП [2. Оп. 1. Д. 135. Л. 15–16].

Для приема в институт была создана мандатная комиссия, состоящая из трех человек: по одному представителю от ЦК партии (часто это были заведующие агитационно–пропагандистским отделом) [5, с. 77; 12. Оп. 113. Д. 296. Л. 10], Правления и слушателей ИКП. Так, в 1924–1925 гг. председателем мандатной комиссии был С. И. Сырцов, в 1926 г. — В. Г. Кнорин, в 1927 г. — А. И. Криницкий [12. Оп. 113. Д. 296. Л. 10]. О каждом кандидате комиссия выносила постановление. При положительном решении мандатной комиссии заявления поступали в правление. Оно рассматривало их и допускало (или нет) соискателей к представлению самостоятельной письменной работы по избранной специальности. Те, чьи работы признавались удовлетворительными, допускались к устному коллоквиуму по теоретической экономии, философии, русской и всеобщей истории [2. Оп. 1. Д. 2. Л. 76; Д. 98. Л. 12; Д. 100. Л. 6].

Помимо правления различные вопросы деятельности института решались на собраниях слушателей отделений, семинаров, а также собраниях (как общих, так и по отделениям) слушателей–коммунистов [14. Оп. 1. Д. 2. Л. 7, 8; Д. 4. Л. 4–10; Д. 9. Л. 6]. На последних обсуждались и вопросы политического характера, обстановка в стране и в партии.

Кроме этого, в ИКП существовало бюро коммунистов, которое выбиралось на собрании слушателей–коммунистов в количестве трех человек и двух кандидатов на полгода. Как отмечалось, через бюро ячейки коммунистов Агитационно–пропагандистский отдел ЦК РКП(б) руководил партийной и педагогической работой икапистов. Бюро коммунистов должно было отчитываться перед общим собранием слушателей — коммунистов ИКП [5, с. 77].

Слушательские организации решали важные вопросы деятельности института. Икаписты участвовали в деятельности различных институтских комиссий (академической, ревизионной, шефской, санитарно–курортной, партийном суде), обсуждали учебные планы, вопросы о переводе слушателей с одного курса на другой, оценивали работу руководителя семинара и могли требовать его замены [2. Оп. 1. Д. 2. Л. 9, 22; Д. 193. Л. 1, 13, 15; Д. 338. Л. 1, 75, 80; Д. 530. Л. 104–105].

Собрания слушателей–коммунистов, а также бюро коммунистов ИКП, помимо партийной и педагогической работы, рассматривали и учебные вопросы. Так, проректор по учебной части К. А. Попов отмечал в марте 1928 г.: «В организации участия слушателей и работе учебной части следует: 1) добиться правильных взаимоотношений между слушательскими организациями, с одной стороны, и учебной частью и Правлением Института с другой, на основе общего положения, что слушательские организации, до бюро ячейки включительно, не замещают ни учебной части, ни Правления, и что решающими органами являются именно учебная часть и Правление;… 3) добиться окончательного оформления слушательских организаций учебного характера…» [2. Оп. 1. Д. 438. Л. 16]. К. А. Попов указывал также, что со стороны руководства института нет должного контроля над педагогической практикой слушателей, а распределение на практику осуществляется не учебной частью, а Бюро ячейки коммунистов. При этом не отрицалась необходимость контроля со стороны коммунистической ячейки слушателей над различными сторонами деятельности ИКП, в том числе учебной дисциплиной преподавателей и слушателей [2. Оп. 1. Д. 438. Л. 18–19; 5, с. 80–81].

Проводимая в стране в 1920‑е гг. политика пролетаризации студенчества, не могла не отразиться и на Институте красной профессуры. По решению XIII съезда РКП(б) в 1924 г. в ИКП было организовано двухгодичное подготовительное отделение, которое должно было подготовить рабочих к поступлению в институт. Оно стало основным источником комплектования ИКП [2. Оп. 1. Д. 98. Л. 46; 9, с. 282; 11].

До 1924 г. в Институте красной профессуры существовало три основных отделения — экономическое, историческое и философское. Каждое имело свою программу, рассчитанную на три года обучения. Историческое отделение изначально было разделено на секции русской и западной истории. В начале 1920‑х гг. (до 1924–1925 гг.) существовала ещё и специализация по истории социализма [2. Оп. 1. Д. 2. Л. 54; Д. 53. Л. 27; Д. 56. Л. 16; Д. 98. Л. 115–116; Д. 100. Л. 4]. Философское отделение было разделено на секции истории мировоззрения (в некоторых программах она называлась просто секцией мировоззрения) и социологическую секцию [2. Оп. 1. Д. 98. Л. 115–117; Д. 100. Л. 9].

В ходе обучения в ИКП слушатели должны были вести не только академическую и научную работу — готовить доклады, писать статьи [об этом см.: 8, с. 80], но и заниматься партийно–педагогической работой. Это тоже являлось частью процесса обучения в институте. Партийная работа включала в себя преподавание в районных партшколах, руководство марксистскими кружками на предприятиях, агитационные выступления и т. д. [6, с. 419].

Большая загруженность практической деятельностью приводила к невыполнению академических требований, к нехватке времени на самостоятельную работу. Слушатели имели большую задолженность (не выполняли необходимого количества докладов), плохо знали иностранные языки, не успевали написать и защитить диссертации. В связи с этим срок обучения в ИКП с 1924 года был продлен до четырех лет. Последний год предназначался для написания диссертации. Правда, выпускница института, историк Э. Б. Генкина вспоминала, что, когда она училась — а она закончила четырехлетний курс обучения — диссертации никто не писал [1, с. 262]. В 1928–1930 гг. одновременно с выпуском слушателей, прошедших четырехлетний курс обучения, проводились и выпуски «красных профессоров», окончивших трехлетний курс [2. Оп. 1. Д. 138. Л. 17–26; Д. 336. Л. 46–47].

По мере развития ИКП появлялись все новые отделения. В 1924 г. были открыты правовое и естественное отделения [2. Оп. 1. Д. 137. Л. 43–46; 4, с. 134]. На естественное отделение принимались лица, уже имевшие естественно–научное образование (физика, химия, биология). В ходе обучения в институте они должны были получить «солидную марксистскую школу применительно к данной специальности» [2. Оп. 1. Д. 135. Л. 11].

В 1927 г. были открыты литературное [2. Оп. 1. Д. 137. Л. 47–60; Д. 338. Л. 68; Д. 260. Л. 170; 1, с. 259] и историко–партийное отделения. Вопрос о времени открытия литературного отделения является спорным. В некоторых архивных документах, в том числе в списках приема, составленных в конце 1920‑х гг., а также в работе советского историка Л. В. Ивановой отмечается, что литературное отделение было открыто в 1924 г. [2. Оп. 1. Д. 137. Л. 39–41; 4, с. 134]. Анализ источников позволяет нам отнести открытие литературного отделения к 1927 г., по крайней мере, в предшествующие годы планов работы отделения нет (в отличие от планов других отделений, рассматриваемых на заседаниях Правления и учебной части одновременно) [2. Оп. 1. Д. 99. Л. 108; Д. 260. Л. 34–43]. Первый выпуск литературного отделения состоялся в 1929 г. Тогда его закончило два человека — И. М. Беспалов (он поступил в ИКП в 1925 г.) и П. С. Щукин (поступил в 1923 г.) [2. Оп. 1. Д. 137. Л. 39–50], которые, вероятно, перешли на литературное с других отделений.

В 1928 г. в составе исторического была открыта восточная секция. Л. В. Иванова отмечает, что в 1928/29 уч. г. восточная секция превратилась в отделение, но программы свидетельствуют о том, что и в 1929/30 уч. г. она оставалась секцией [2. Оп. 1. Д. 439. Л. 24; Д. 99. Л. 126–130; 4, с. 134].

Появление новых отделений было связано с необходимостью «…обеспечить высшей школе марксистскую профессуру, прежде всего, по обществоведению и философии, но затем и по всем дисциплинам, вырабатывающим мировоззрение…» [2. Оп. 1. Д. 100. Л. 6]. Отделения возглавляли специалисты–марксисты, преподававшие в Институте. Так, в 1928 г. историческое отделение возглавлял М. Н. Покровский (его заместителем был выпускник ИКП И. И. Минц), экономическое — Ш. М. Дволайцкий, философское — А. М. Деборин, естественное — А. А. Максимов, правовое — Е. Б. Пашуканис, историко–партийное — В. Н. Астров, затем В. В. Адоратский, литературное — В. М. Фриче. Подготовительное отделение возглавлял Н. С. Березин [2. Оп. 1. Д. 438. Л. 43–44].

Основные отделения ИКП не были равнозначными по количеству слушателей. Самым крупным было экономическое отделение. Самыми малочисленными — правовое, естественное и литературное. В документах приема слушателей в ИКП 1928 г. отмечалось: «Правовое отделение отличается от ряда других отделений ИКП тем, что на нем количественный состав слушателей распределяется по курсам так, что более или менее компактная группа слушателей имеется лишь на первом курсе (8 чел…), на старших же курсах имеются лишь одиночки, причем второго курса вовсе нет» [2. Оп. 1. Д. 135. Л. 35]. В том же году в докладе учебной части «самым неорганизованным» в институте называлось литературное отделение [2. Оп. 1. Д. 439. Л. 17].

В 1929 г. Институтом красной профессуры было выпущено с четвертого курса: 13 экономистов, 12 историков, 6 философов, 1 правовед, 2 литератора, 6 естественников. Плюс 1 историк и один экономист из состава третьего курса [2. Оп. 1. Д. 438. Л. 91]. В 1929 г. больше всего человек (по 15–20) было принято на экономическое и историко–партийное отделения. На остальные отделения было принято по 3–10 чел. [2. Оп. 1. Д. 137. Л. 62–65].

В декабре 1926 г. при Институте красной профессуры (под общим руководством МК ВКП(б)), с целью «… дать марксистско–ленинскую подготовку активному партийцу–рабочему, находящемуся на практической работе», был создан Воскресный коммунистический университет. Его программа строилась с таким расчётом, что 3/4 всех учебных часов отводилось на общественные дисциплины и ¼ — на общеобразовательные. Преподавателями Воскресного университета в основном являлись слушатели института [2. Оп. 1. Д. 260. Л. 77; 13].

В 1928 г. в ИКП под руководством его учебной части было организовано научно–консультативное бюро (НКБ) под руководством К. А. Попова. Оно должно было оказывать помощь коммунистам и комсомольцам [2. Оп. 1. Д. 336. Л. 14–15; 10; 15]. В его задачу входило: «1) консультация партийного и комсомольского актива по научной разработке актуальных теоретико–политических вопросов; 2) консультирование научно–исследовательских работ, проводимых местными партийными организациями и отдельными членами ВКП(б); 3) консультация коммунистов–преподавателей основных совпартшкол, комвузов и вузов по разработке курса той или иной общественной дисциплины или отдельных проблем; 4) консультация по подготовке партийцев к поступлению в ИКП… как на основное, так и на подготовительное отделение» [10]. С декабря 1929 г. и в течение 1930 г. издавался журнал «Бюллетень заочноконсультативного отделения ИКП». В нём печатались планы, программы отделений, списки литературы, правила приёма.

Таким образом, к концу 1920‑х гг. в институте существовало подготовительное и семь основных отделений. Экономическое отделение состояло из двух секций — экономической и аграрной; философское — из секций философии и исторического материализма; историческое — из секций истории народов СССР, истории Запада и истории Востока. Историко–партийное, правовое, литературное и естественное отделения были едины [5, с. 84–89]. В 1930‑е гг. на базе отделений ИКП были образованы самостоятельные Институты красной профессуры — исторический, историко–партийный, экономический, философии и естествознания, аграрный, мирового хозяйства и мировой политики; советского строительства и права; литературный; подготовки кадров и др.

За пять учебных лет (1924–1928 гг.) институтом было выпущено 194 слушателя, из которых 174 чел. окончили трехгодичный курс, а 20 — четырехгодичный. По специальности они распределялись так: 88 экономистов, 42 философа, 32 историка России, 18 «западных», 9 естественников, 5 правоведов [2. Оп. 1. Д. 135. Л. 8–12; 5, с. 86]. Среди выпускников ИКП были экономисты С. А. Бессонов, A. И. Гайстер, Г. С. Гордеев, А. С. Мендельсон, Ф. И. Михалевский, B. Е. Мотылев, В. Н. Позняков; историки С. С. Бантке, Н. Н. Ванаг, Э. Б. Генкина, П. О. Горин, Б. Б. Граве, В. М. Далин, С. М. Дубровский, Г. С. Зайдель, И. И. Минц, С. М. Моносов, А. М. Панкратова, А. Г. Пригожин; философы А. Ф. Вишневский, Н. А. Карев, Ф. В. Константинов, И. К. Луппол, М. Б. Митин, А. К. Столяров, И. М. Широков, П. Ф. Юдин и др.

Список литературы

1. Генкина Э. Б. Воспоминания об ИКП // История и историки. Историографический ежегодник. — 1981. — М., 1985. — С. 257–273.

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). — Ф. 5284.

3. Декрет СНК об учреждении Институтов по подготовке красной профессуры // Собр. узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства РСФСР. — 1921. — № 12.

4. Иванова Л. В. У истоков советской исторической науки (Подготовка кадров историков–марксистов. 1917–1929 гг.). — М., 1968.

5. К истории Института красной профессуры. Документы. Подготовили С. М. Дубровский и Д. В. Романовский // Исторический архив. — 1958. — № 6. — С. 73–90.

6. Никуленкова Е. В. Институт красной профессуры: структура и организация учебного процесса (1921–1930 гг.) // Петербургская историческая школа: Альманах. Приложение к журналу для ученых «Клио». Третий год выпуска. Памяти Е. Р. Ольховского. — СПб., 2004. — С. 414–424.

7. Никуленкова Е. В. Оценка текущей работы слушателей Института красной профессуры в 1920‑е гг. // Вестн. Ленингр. гос. ун–та им. А. С. Пушкина. — 2014. — Т. 4. — № 3. — С. 29–35.

8. Никуленкова Е. В., Тропов И. А. Освещение революционных событий 1917 года в России в советской историографии 20‑х гг. // Вестн. Ленингр. гос. ун–та им. А. С. Пушкина. — 2015. — Т. 4. — № 2. — С. 78–84.

9. О работе среди молодежи. Резолюция ХIII съезда РКП(б) // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. — Т. 3. — М., 1984.

10. Покровский М. От Института красной профессуры // Правда. — 1928. — 29 ноября.

11. Положение о подготовительных курсах Института красной профессуры // Правда. — 1924. — 14 авг.

12. Российский государственный архив социально–политической истории (РГАСПИ). — Ф. 17.

13. Сборник положений, учебных планов и программ Воскресного коммунистического университета при ИКП. — Вып. 1. — М., 1929.

14. Центральный архив общественно–политической истории Москвы (ЦАОПИМ). — Ф. 474.

15. Шульга С. Опыт Института красной профессуры // Правда. — 1929. — 30 июля.

от с метками: ИКП, образование

Автор:

Источник:

Публикуется по: elibrary.ru


Коды:
УДК: 94(47)«1920»:378

Поделиться статьёй с друзьями:

Для сообщения об ошибке, выделите ее и жмите Ctrl+Enter
Система Orphus