Историк, революционер, общественный деятель
Книги > Октябрьская революция >

Предисловие

Собранные в этом томе статьи тяготеют к одному центру: выяснению вопроса, чем была наша революция 1917 года. Кульминационным пунктом этой революции был Октябрь: Октябрьская революция не есть какая–то особая революция, непроницаемой переборкой отделенная от «буржуазной» революции февраля того же года, а есть высшая точка подъема всего революционного движения этого года. И этому нисколько не мешает то обстоятельство, что Февральская революция еще не была социалистической, как не мешает и то, что Октябрю оставалось кое–что доделать по части буржуазнодемократической революции и доделать не мало. «Мы все противополагаем буржуазную революцию и социалистическую, — писал Ленин еще в 1905 году, — мы все безусловно настаиваем на необходимости строжайшего различения их, а разве можно отрицать, что в истории отдельные, частные элементы того и другого переворота переплетаются? Разве эпоха демократических революций в Европе не знает ряда социалистических движений и социалистических попыток? И разве будущей социалистической революции в Европе не осталось еще многого и многого доделать в смысле демократизма?».

Всем этим оправдывается, по мнению автора, то заглавие, которое носит этот том: «Октябрьская революция», — хотя собственно событиям октября 1917 года в нем посвящено всего 3 статьи (последние во втором разделе). Но весь комплекс фактов, охватываемых этим томом, имеет непосредственное отношение к Октябрьской революции и борьбе за то или иное ее понимание, не исключая и статей, посвященных Милюкову, сменовеховцам или эсерам.

Статьи написаны в разное время на протяжении почти десяти лет. Автор отнюдь не принадлежит к тем, кто гордится своею неподвижностью, — за 10 лет не менялась его основная точка зрения, но изменялись частные точки зрения по поводу некоторых, иногда весьма крупных, деталей. Некоторое «разночтение» в разных статьях, поэтому неизбежно. Автор не видит тут беды — поскольку история есть наука конкретная, и вся ценность «исторического подхода», на котором так настаивал Ленин, состоит именно в учете непосредственно фактической стороны дела. Чем лучше мы знаем факты, тем точнее будет наша формулировка и тем увереннее будет практический метод наших действий. По мере все более и более близкого знакомства с фактами, отношение к тем или другим деталям не только может, но и должно меняться. Кто вздумал бы, на основании предвзятой точки зрения, навязывать истории то, чего не было, погрешил бы сразу и против ленинизма, и против исторической науки. Иначе, впрочем, и быть не может, поскольку ленинизм и требования строгого научного метода вполне совпадают.

Некоторые из статей в свое время не успели получить законченной литературной обработки и представляют собою лишь наскоро выправленную стенограмму доклада. Но раз они были в таком виде опубликованы, приходится воспроизводить их и в сборнике статей в таком же виде. Автор не смотрит на свои писания как на художественные произведения — он стремится только сообщить другим те или иные мысли, которые кажутся ему стоящими общественного внимания. Пусть будет и шероховато, лишь бы было понятно.

М. П.

14 января 1929 г.

Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции:

Автор:

Запись в библиографии № 634

Поделиться статьёй с друзьями:

Для сообщения об ошибке, выделите ее и жмите Ctrl+Enter
Система Orphus

Предыдущая глава:
Следующая статья: