Историк, революционер, общественный деятель
Книги > Октябрьская революция >

Через семь лет

Добрые друзья не забывают снабжать меня интересным чтением. Только что успел я насладиться разговорами Ноя Жордании с английскими генералами, как в моих руках снова. произведения того же автора. Английских генералов — пока —? на сцене нет, но они очень близко за кулисами, как читатель сейчас увидит. Зато же это не стенограммы, а подданные письма. Правда, пользоваться ими приходится в переводе; но больший ли «предатель» переводчик, чем стенографистка, этого еще история не решила

Зато свежести документы необыкновенной. «Одновременно с составлением этого письма, — гласит один из них, подписанный «Олико», — английская полиция взламывает зарытые в стенах советского кооператива (Аркоса) кассы, дабы обнаружить похищенные документы и прочие признаки их (большевиков) темных дел. Это только повод: полиция производит обыск с совершенно иной целью» (!!).

Какая осведомленность! Но ведь мы имеем дело с представителями «грузинского правительства». Не шутите: «Съезд социал–демократической рабочей партии Грузии, — читаем мы в резолюции последнего съезда грузинских меньшевиков, — признает законным правительством Грузии — правительство эмигрировавшего за границу Н. Жордания, одобряет его деятельность вообще, и в частности объединение порабощенных Советским союзом народов с целью уничтожения российского империализма. Правительству поручается отыскать надежных союзников из среды государств, которые окажут Грузии помощь деньгами, товарами и пр., и в период освободительного движения, а также после снятия оккупации поддержат Грузию и окажут ей всестороннее содействие в борьбе против всяких империалистических шагов, предпринимаемых Россией в отношении Грузии».

Быстро время течет в Советском союзе — медленно тянется оно в эмиграции. Я вот в последней своей статье поопасался, не забыли ли у нас вовсе 19 года; а тут, согласитесь, точно вчера Гегечкори с английскими генералами разговаривал. Семь лет ждут английских товаров люди. Терпение, надо признать.

Ну, так вот, правительство — естественно, что оно осведомлено в делах своего «надежного союзника»: и когда английская полиция обыск в Аркосе производит, и с какою, в действительности, целью, и все прочее, А что этим союзником, в первую очередь, является Англия, это само собой разумеется. И тут за семь лет никакой перемены. «Русско–английский антагонизм, — пишет Жордания своему корреспонденту в Грузии, — сегодня доведен до такой фазы, что он не может быть разрешен переговорами и мирным путем. Или Россия, или Англия в Азии — так стоит вопрос. В настоящее время Англия концентрирует все антисоветские силы. Главная ось европейской политики сегодня заложена здесь; в этом возможном империалистическом столкновении позиция Грузии ясна».

Но Англия уже не единственный возможный союзник. В письме к меньшевистскому ЦК — письмо несколько старше, письма «Олино», и тем любопытнее — другой член «правительства» и другой Ной, Рамишвили, пишет: «Антирусский блок близок к осуществлению своих целей. До сегодняшнего дня им руководила Англия. Теперь же рядом с ней появилась Япония. Там сформировалось новое правительство под председательством генерала Танака, который ставит себе целью ведение в Китае активной политики. Это знаменует собой усиление влияния Японии над Манчжурией, и этим изгнание русских оттуда. Благодаря политике Чжан–Цзолина весь мир узнал, что Россия воевать не может, поэтому–то ее со всех сторон притесняют и над ней насмехаются».

Остановимся на минуту. Есть, как известно, в этой самой «России» умные люди, которые серьезно думают, что все толки о войне, это, видите ли, спекуляция «господствующей фракции». И вот теперь мы имеем грузинские конспиративные документы, где черным по белому написано, что против «России» готовится война, и что «Россию» на эту войну провоцируют — страшно злясь, что она на провокацию не поддается. Может быть, хоть это убедит умных людей?

Естественно, в положении Рамишвили, гадать — какие шансы стороны имеют в ожидающейся войне. У «России» — характерно, что то государство составной частью которого является Грузия, Жордания и К° упорно называют «Россией» — шансов никаких нет. Воевать явно не может, и дело «должно закончиться разделом ее».. «Настает весьма интересный момент, за которым мы. следим неотступно и ни одного приемлемого момента без внимания не упустим, чтобы не использовать его для восстановления нашей независимости».

Позиция, немножко напоминающая: позицию стервятника над падалью. «Независимость» же невольно заставляет вспомнить английских, генералов 1919 г. Но это все не так важно — сложнее другой вопрос. «Падаль» — то ведь еще на ногах стоит довольно твердо и даже — выражение другого, уже не грузинского, а турецкого письма — обещает «кусаться, как бешеная собака». Так что, хотя у «России» шансов никаких нет, все–таки надо посмотреть, какие шансы у Англии.

И вот «пролетарская национальная организация», как определяет грузинскую с.–д. партию Н. Жордания, возлагает максимальные надежды в первую очередь на раскол европейского пролетариата.

«Влияние явных противников большевизма среди рабочих быстро возросло, — с удовольствием сообщает своему ЦК Рамишвили. — Факт тот, что половина рабочей фракции английского парламента питает к большевизму явную вражду (будто только половина?)… Если по причине китайских событии произойдет война, то английское правительство в продолжение двух недель соберет полмиллионную армию добровольцев». Казалось бы, какую перспективу лучше можно придумать? Но начало следующей фразы выдает «пролетарского» автора: «гораздо легче поражение большевизма во Франции…» Эге! Значит, в Англии–то это поражение совсем не так легко?

И только подкрепившись примером Франции с ее «сторонниками Реноделя», Рамишвили набирается духу для следующей фразы: «Смело можно сказать, что когда Россия попадет в западню и возьмет в руки меч, ни рабочий класс Европы, ни тем более, Америки, ее не поддержит…»

Итак, вне Грузии в Европе — надежды на «рабочую фракцию», сиречь Макдональда и К°, на «сторонников Реноделя» и прочих социал–мерзавцев, с одной стороны, и на «западню», которую устраивает СССР мудрая английская дипломатия, — с другой. Это надежды по линии «пролетарской». Ну, а по линии «национальной», в самой Грузии?

Тут прежде всего, конечно, союзником является грузинская буржуазия. Национал–демократы должны войти в состав «Комитета независимости». «По нашим сведениям, партия национал–демократов слишком слаба, у нее нет центрального комитета. Нужно создать ее центр, чтобы последний подкрепил Амираджиби и Гвазава. Если в другом месте не удастся создать этот центр, создай близко к себе».1

Если Милюкова нет, надо его выдумать. Не праздно говорит Н. Жордания в одном письме: «Наша цель — использовать все антибольшевистские элементы». И буржуазными демократами отнюдь не ограничивается круг этих «элементов».. Что тут Милюков — и патриарх Тихон пригодился бы (кабы был жив). В вопроснике, который Рамишвили посылает своему корреспонденту, есть такой пункт: «… 6. Положение церкви. Продолжается ли гонение на церковь, аресты и высылки священнослужителей (их фамилии?). Сколько церквей разрушено? Препятствуют или нет священнослужению? Существует ли с этой целью налог на церкви? Имеет ли место высмеивание верующих? Преследуются или нет армянские и мусульманские церкви?»

«Имейте в виду, что в Англии мы связаны с архиепископом Кентерберийским через нашего консула, а в Риме у нас имеется у папы специальный представитель Иваницкий (Р. Ингило). Доходят слухи из Грузии, что главы наших церквей думают об унии».

«Во всяком случае… вы должны присылать всякие сведения, что касается церкви. В Европе это имеет самое большое значение».

Это–то мы знаем, что «в Европе это имеет самое большое значение». Еще на процессе Конради одним из главных свидетелей защиты выступала мадам Каллаш, нежным голосом певшая на изящнейшем французском языке, что в Москве «все церкви закрыты, духовенство преследуется, нигде нет богослужения» и т. п. чепуху. И буржуа, который иногда закрывает фабрики, чтобы голодом принудить рабочих к повиновению, но никогда — церкви, приходил в благочестивую ярость. Но список «антибольшевистских элементов» явным образом не полон у Рамишвили — и мы осмеливаемся обратить внимание обоих Ноев еще на одну группу, более надежную, чем даже попы, и даже, чем мадам Каллаш. Это — бывшие царские охранники, наверное местами прячущиеся еще и по ту сторону Кавказского хребта, как прячутся они по сю сторону. Люди испытанной резвости и злобы против большевиков и с богатым конспиративным опытом. Пригодятся.

А конспиративный опыт нужен теперь более, чем когда–либо. Я, может быть, чересчур налег на то, что грузинские меньшевики мало переменились с 1919 г. — и я слышу уже упреки в забвении мною диалектики. Кое–какие образчики этой последней мы уже видели хотя бы в том, что теперь держатся за хвосты сразу двух империалистских акул, одной в Антлантическом океане, другой — в Тихом, а не одной, как раньше. Но самая главная диалектика скрывается, конечно, в теперешней тактике меньшевиков.

Во–первых, если вы думаете, что они готовят восстание, вы очень ошибаетесь. «Грузия (читай Жордания и К°), как все российские народы (!!), желает поражения Москвы, но безусловно в самом столкновении участия не примет и будет нейтральной, пока ее перспектива. Не выяснится. А это выяснение может сделать наше правительство в Европе. Оно активно выступит только тогда, когда Москва окончательно будет поражена и мы получим гарантию независимости. Во время войны мы должны иметь в виду тактику чехов — не восставать».

Рамишвили целиком поддерживает в этом пункте «председателя правительства». «Если начнется война (что, как видно, неминуемо), мы должны принять всяческие меры, чтобы народ не поддался большевистской провокации (!!) и не устроил восстания. Ной говорит, и это правильно, по поводу чешской тактики во время войны. Грузинские вояки должны поступить так же». Но Ной № 2 делает весьма любопытное добавление: «Во время мобилизации не должен повторяться тот энтузиазм, с которым народ встретил войну с Германией…»

Вот те и на! Конечно, какое уж тут восстание, коли приходится «опасаться», что народная масса с «энтузиазмом» пойдет защищать советское отечество. И при свете этих опасений зловещее для меньшевиков значение получают кое–какие откровенности, разбросанные в цитированном выше, в самом начале статьи, письме «Олико». «Знаю и скорблю о бессилии и распаде партии. Я оплакиваю бессилие моей партии, но не теряю надежды…» «Положение потерявших родину за границей непереносимое. А перспектива погребения нашего на чужбине ведь всегда сопутствует рам».

От восстания пришлось отказаться, потому что нет масс, которые можно было бы повести за собой. Невидимому, в лучшем положении считают себя грузинские фашисты, о которых в письмах говорится довольно много и в тоне, ясно свидетельствующем, что это — опаснейшие конкуренты. Грузинский фашизм, субсидируемый Италией, не входит в нашу тему. Им мы заниматься сейчас не будем. Заметим только, что «чешская» тактика меньшевиков отнюдь не означает «мирной» тактики. «С сегодняшнего же дня мы должны установить очень конспиративную связь с высшим командным составом грузинской армии, — пишет Рамишвили «Абессалому», — чтобы в соответствующий момент мы могли опереться на них для ареста находящихся в армии большевиков — начальников и солдат». «Чешская» тактика — это тактика заговора, в противоположность тактике массового действия.

Это тактика государственного переворота в противоположность тактике революции. Но это отнюдь не тактика мирной пропаганды и легального протеста.

Не имея за собой масс в Грузии, естественно искать союзников вне Грузии. Сюда относятся любопытнейшие места переписки. «Большевистский строй разрушил грузинскую нацию, ее национальный строй и культуру, — пишет Жордания («Большевистский строй» сделал это чрезвычайно конспиративно, так что не только сторонние наблюдатели, и сам грузинский народ этого не заметил; адски коварные люди!), — но прочие неисторические (!) нации он национально продвинул вперед и направил на путь возрождения. Например, Украина создалась на наших глазах. Этот 40‑миллионный народ представляет такую огромную силу, что в случае желания его выделиться из Москвы (!!), последняя невольно должна признать это. За ней последуют и другие нации. Для нас это тем паче будет легко, что между нами и Москвой встанет Украина и уничтожатся с ней (Москвой) общие границы. Расчленение Советского союза на национальные единицы можно произвести более организованно, если это возьмет на себя Украина. При таких условиях… грузинская нация вступает в рамки национального движения Украины» (читатель может поставить столько восклицательных знаков, сколько пожелает).

Позвольте, прежде всего, поздравить Украину с возведением в ранг «неисторической нации». Должен сказать, что, в качестве «русского историка» старой формации, чувствую себя жестоко оскорбленным. Чорт возьми! Украинцы — не исторический народ?! А Хмельницкий, — это что же, с вашего позволения, не история?

А затем не могу не поздравить и грузинской нации с проектом Ноя Жордания спрятать ее за широкую спину «неисторического» украинца. Весьма почетно. И, должен откровенно сказать, больше мне нравится, чем сидение Жордания и К° не за спиной, а пониже спины у английских генералов. Что поделаете: старый «русский историк», повторяю. Всю жизнь будет отдавать, — все равно, что мамка ушибла.

Общие рассуждения Ноя № 1 конкретизирует Ной № 2. «Наша перспектива больше всего связана с отмеченной у Жордания второй линией, — пишет Рамишвили Абессалому (Жордания намечал три возможных линии «возрождения Грузии»: (1. взрыв большевизма изнутри, 2. национальные восстания на окраинах и 3. англо–русская война). — Это есть сплочение национальностей. Именно поэтому мы создали «Комитет независимости Кавказа» и издали на французском языке «Прометей». В этот комитет входят: представители наши, Азербайджана и горских республик, по два от каждой республики. «Кавказский комитет» тесно связан с комитетом «Независимости Туркестана» и «Украины» (Левицкий — заместитель Петлюры). Наша цель — отделение от России путем всеобщего выступления этих наций и создание между ними. военного союза как на время войны с Россией, так и после нее».

Итак не только массовое восстание в Грузии невозможно и нежелательно, но и отдельное выступление Грузии ни к чему не приведет. «Находящиеся в нашем положении нации кое–как догадались, что для уничтожения врага необходимы объединение и совместное действие, — пишет «Олико». — Украина, Кавказ и Туркестан объединились… Их совместное действие — совершившийся факт. Консолидация единого фронта — дело ближайшего будущего».

Можно быть уверенным, что если дело до «ближайшего будущего» дойдет, — передерутся. Для Украины сочинский эпизод деникинщины (см. «Грузия под английским владычеством») служит порукой. Ведь батька Левицкий, наверное, считает Кубань украинской. Да и из политической географии Жордании это же следует, если в; нее вглядеться. Но едва ли мы и увидим это «ближайшее будущее». Диалектика истории привела к тому, что казавшиеся когда–то мощными националистические группировки превратились в слабые кучки заговорщиков, по собственному признанию, не имеющие корней в массах. Это с несомненностью устанавливается для Грузии. Это более чем правдоподобно для Украины и «Туркестана». Диалектика истории всегда была на стороне большевиков, — где ж ей и быть еще?

«Правда», 21 июня 1927 г.


  1. Письмо Н. Рамишвили «Абессалому (Пражскому)».
Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции:

Автор:

Источники:
Запись в библиографии № 570

Поделиться статьёй с друзьями:

Для сообщения об ошибке, выделите ее и жмите Ctrl+Enter
Система Orphus

Следующая статья: