Историк, революционер, общественный деятель
Книги > Историческая наука и борьба классов. Вып.II >

Предисловие к книге М. Дьяконова «Очерки общественного и государственного строя древней Руси»

  • Предисловие к кн. М. Дьяконов, Очерки общественного и государственного строя древней Руси, изд. 4‑е, М.–Л. Гиз, 1926 г., стр. 3–8.

Книга покойного академика Дьяконова, выходящая теперь новым изданием, является незаменимым справочным пособием для того, кто нуждается в строго проверенном и тщательно подобранном материале по истории общественных форм старой России до XVII в. включительно. Покойный историк «русского права» отличался чрезвычайной добросовестностью в том, что касалось фактического содержания его работ, и редкой содержательностью своих писаний; трудно сказать больше в такой небольшой по существу книжке.

Не следует только ждать от Дьяконова того, чего он дать не мог — объяснения русского исторического процесса. Его вступительные «методологические замечания» стоит сохранить как доказательство полного отсутствия у него чего–нибудь сколько–нибудь похожего на серьезную научную методологию. Чем–то бесконечно далеким веет от его рассуждений, начинающихся с Монтескье и опирающихся на такие свежие вещи, как книга посредственного английского историка Фримана, вышедшая в 1873 г. И ему не приходит в голову, что, повторяя за Фриманом о «действии одинаковых причин, вызвавших и тождественные результаты», объясняющих сходство общественных учреждений различных стран, он становится на почву исторического материализма в (его самой примитивной общей форме.

Но поскольку Дьяконов добросовестно суммирует факты, историческая диалектика выступает у него независимо от его воли и сознания. Это особенно сказалось на двух вставках выпускаемого теперь издания. Объясняя раньше возникновение «Уложения» царя Алексея заботами мудрого правительства о порядке и благосостоянии населения, он теперь, освободясь от пут царской цензуры, дает яркую, при всей своей сжатости, картину массового взрыва, неискренним и половинчатым ответом на который и была попытка ввести произвол московских воевод в «законные рамки». В другой форме та же диалектика выступает перед нами в другой вставке того же издания. До сих пор в вопросе о возникновении крепостного права боролись две точки зрения: одна, рассматривавшая это возникновение как одно кратное событие, созданное царской волей — своего рода 19 февраля наоборот; другая, допускавшая тут известную эволюцию, но зато безо всякого участия правительственной власти, только регистрировавшей то, что создала «жизнь». Несколькими замечаниями о «заповедных летах» Дьяконов восстановляет равновесие: было волнообразное движение были приливы и отливы. Крепостная неволя то надвигалась на крестьянство, то опять отступала. Связь этих приливов и отливов с волнами массового движения автор, к сожалению, не прослеживает, но идя от сообщаемых им фактов, уже нетрудно разобраться в истинной связи разбираемых им явлений.

В общем книга как «справочное» пособие безусловно полезна, более того, — необходима. Отсутствие ее на книжном рынке было большим пробелом. К тому же написана она ясным и простым языком, выгодно отличавшим всегда Дьяконова как писателя.

Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции:

Автор:

Источники:
Запись в библиографии № 482

Поделиться статьёй с друзьями:

Для сообщения об ошибке, выделите ее и жмите Ctrl+Enter
Система Orphus